У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Важное:

Лучший форум месяца - март. набор

Золотой форум - подать заявку

Seventh day - конкурс месяца

Новый дизайн - оставить отзыв

Набор модераторов - подать заявку

Выкуп баннерных мест - подробнее



                

Навигация:

Правила Бона

Выставление ранга

Гостевая книга

Лицо почёта дня

Пиар от BONUP ART

Лучшие работы дня


Plymouth: Evil Is Rising.


БONAP ART

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БONAP ART » ЗАПИСИ В ДНЕВНИКЕ » новое время.


новое время.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

добро пожаловать в мой маленький дневник.
я - москва, московитка, митка эйенкай. можно меня звать просто Тоней, в конце концов.
я обожаю рукоделие. у меня просто куча разных фенечек и вышивок. вышивки, правда, в большинстве своем, либо не начаты, либо не закончены, но это не важно.
еще иногда я пишу ориджиналы или фанфики. хотя чаще случается первое чем второе. пишу, в большинстве своем, что-то мрачное. хотя это заканчивается все хэппи эндом, который я так не люблю. могу даже сказать, про что я чаще всего пишу. Чернобыль. о даа, это такое поле. тут так развернуться можно. у меня есть отдельная Чернобыльская тетрадка, в которой собраны все мои творения, так или иначе связанные с этой темой.
да, я гребанная чернобылеманка.
а еще я собиралась записывать аудиофанфики, но не срослось.
пыщ, затемнение.

Отредактировано москва; (2015-01-08 09:21:02)

+2

2

небольшое лирическое отступление.
город описан на основе города Припять, хотя прямо и не указывается, что это именно он.
но зная мою одержимость чернобылем и всем, что с ним связано, это предполагаемо.

Мертвый город

Мертвый город. Тихие улицы, битое стекло на земле. Словно в городе была война. Шумит ветер в пустынных переулках.
Иногда здесь бывают люди, улицы ненадолго оживают. Но на очень небольшой срок. Они вновь уезжают, и город умирает снова.
С наступлением темноты город пронзался светом множества фонарей — мощных и не очень — город посещают плохие люди, которые впоследствии увозят с собой чужие печаль и беду.
Снова светает, и весь цикл повторяется вновь. Но в этот день все немного поменялось.
Никто и никогда не замечает серых людей. Они одеты невзрачно, их глаза серы как небо перед грозой. Они сливаются с домами. Их никогда не замечают. До сегодняшнего дня не замечали, по крайней мере.
Девушка шла со стороны въезда в город, со стороны официальной стелы. Она была одета слишком легко и открыто для такой дикой и очень опасной местности. Легкое салатовое платье, закрывающие ноги. Но из-за ветра, легкого и теплого, было видно, что девушка шла босиком. Ветер ласкал ее волосы и кожу, оставляя небольшие капли дождя на них. Сзади, прямо за девушкой, развевался шлейф зеленоватого цвета. На розовых губах играла улыбка. Зеленые глаза светились будто бы изнутри. Да и сама кожа была усыпана блестками-веснушками. Она была явно рада тому, что идет по мертвому городу. Она шла, легко ступая на асфальт, уже покарябанный и разбитый после нескольких десятков лет. Шлейф зацеплялся за ветки деревьев, валяющиеся на земле, но потом легко проходил сквозь них, будто сквозь растопленное масло. Она словно летела над землей, порхая, словно бабочка.
Сзади нее все менялось. Стал слышен детский смех. Разговоры, игра на гитаре. Старушки будто где-то за углом, на скамеечке обсуждали нынешнюю молодежь и говорили: «Вот в наше время...». Малышня бегала по всему двору, играя в «мушкетеров и приспешников кардинала». В окнах появлялись стекла, а за ними кипела жизнь — родители убирались в квартирах, были включены телевизоры или же радио. Все что-то слушали или смотрели. Кто-то из школьников делал уроки, а кто-то сидел в гостях у друзей, и они играли в разные настольные игры.
Девушка смотрела на все это и радовалась. Ей было хорошо от того, что жизнь просыпается в этом городе. Она продолжала идти. Дома восстанавливались, небо будто бы светлело от того что все вокруг налаживается.
Но мы не пойдем за ней дальше. Пока. Мы обернемся назад. И увидим как постепенно все умирает снова. Нет, не из-за того что девушка уже далеко ушла. За девушкой шла серость. Она уничтожала всю жизнь вокруг себя. Перестали смеяться дети. Игрушки оказались раскиданы по всем площадкам. Асфальт вновь «пророс» разными травами и деревьями. Стекла со звоном вывалились из рам, а за ними снова зияли содранные обои, потресканная краска и пустые разграбленные комнаты.
Посмотрите на них. Они одинаковы, но в то же время ведут себя по-разному. У одного трясутся руки. Причем, они трясутся не от холода, а будто что-то шло изнутри. У другого абсолютно меланхоличное выражение лица. Он безразлично смотрел по сторонам, надолго останавливаясь взглядом на цветущей девушке. Взгляд его не выражал абсолютно ничего. Третьей была девушка. Она смотрела из стороны в сторону, будто искала кого-то. Руки трогали окружающих, словно она протискивалась сквозь толпу за человеком. Ее волосы растрепались и легко покачивались на ветру.
И еще пара человек, о которых я не хочу писать. Слишком они... страшные. Страшные, и видеть их лучше не надо.
А теперь вернемся обратно к девушке. Она все шла и шла вперед, наслаждаясь пением птиц и детским смехом. Она трогала деревья руками, и они тут же становились прямее и здоровее. Появлялись скворечники, а там кто-то чирикал. В окнах ей махали люди. Люди, давно уехавшие из этих мест. Жизнь возвращалась в город, но через несколько минут исчезала, словно ее и не было здесь.
Девушка что-то почувствовала. Что-то страшное и неподходящее ее ауре. Что-то, что происходило за ее спиной. Она обернулась. Компания, которая шла за ней, тоже резко остановилась. Они смотрели друг на друга, рассматривали лица. Она заметила, что за их спинами становилось темнее, дома умирали, а детский смех исчезал. За ее же спиной все цвело и пахло. В воздухе витал запах лета — растений, цветов, садоогородных разных дел. И запах безнадеги, который просачивался сквозь этих людей. Сквозь серость.
Она пошла им навстречу. Они сначала немного отступили назад, но потом так же пошли вперед. И они встретились. Цветущая и легкая девушка и серые мыши, которые почти сливались с городом и оставаясь всегда один на один с собой. Девушку огорчило наличие этих людей здесь, но потом она, видимо, что-то придумала. Потому что ее лицо осветилось счастьем и добротой, а в руках взялись непонятно откуда появившиеся баночки с краской и кисточки. Она поставила их перед собой в воздухе, и они стояли будто на столе — не покачиваясь и даже не проливаясь из баночек. Девушка открыла баночку с оранжевой краской и окунула туда кисть. Только она прикоснулась ею к волосам той девушки, как они заиграли красками и стали огненно-рыжими. Солнце опустило на нее свой луч, и они переливались от яркого к темному. Сначала эта девчушка не поняла, в чем дело. Но потом, осознав, что сейчас будет, она подошла ближе к нашей чудотворнице и показала всем своим видом, что она желает раскраски. Девушка-весна широко улыбнулась, окунула кисть в зеленую краску, и вот уже на рыженькой появилась легкая летняя зеленая курточка с заклепками. А так же гофрированная юбка до колен. Майка осталась белой, но стала белоснежной.
Пришел черед лица, рук и ног. На лице Весна (будем так называть нашу девчушку) нарисовала маленькие рыжие точки — веснушки. Губы сделала чуть красными, а глаза стали темно-карими, но изнутри они словно светились, из-за чего казалось, будто они золотистые. Руки тоже были покрыты маленькими рыжими веснушками. На ногах же у девушки оказались легкие босоножки белого цвета. Она запрыгала и заскакала, а сзади нее раздавались голоса. Какие-то парни из соседнего двора будто заметили ее, но это оказалась их подруга, которая летела на крыльях радости и счастья. Но давайте вернемся к покраске.
Парня, у которого вечно тряслись руки, покрасили в брюнета. На нем оказалась пастельных цветов одежда — футболка, кроссовки, а еще были джинсы ярко-синего цвета. Весна подержала его руки в своих буквально несколько секунд, но они перестали трястись, и вообще, парень вытянулся, распрямился. Стал завидным бы женихом. Третьего разукрасили как блондина, одежда была выдержана в морском стиле — сине-белая рубаха, так же джинсы, темно-синие кеды. Глаза же у обоих парней были тоже карими, но не такими темными, как у девушки.
Настал черед тех людей, о которых я не хотела говорить. У одного из них было вытянутое лицо, острые скулы и пронзающий взгляд. Весна остановилась возле него и легко кивнула, будто спрашивая разрешения на покраску. Человек кивнул, и оказался черноволосым, вполне симпатичным человеком средних лет. И он ни за что не хотел отказываться от костюма, в котором все ходил. Он попросил дополнить его чем-то ярким, но не в коем случае не перекрашивать его. Девушка согласилась, что так будет резоннее и не стала красить костюм в яркие цвета. Добавила лишь ярко-красную бабочку и красные подтяжки. И рубаху покрасила в нежно-бежевый.
Второй же был маленького роста. Его лицо ровным счетом ничего не выражало. Стоило лишь ей приблизиться к нему, как он отошел от нее и замотал головой. Девушка немного расстроилась и предприняла попытку снова его покрасить. Но парень убежал от нее словно от огня. Тогда она сделала проще — выложила из рук кисточку и хлопнула в ладоши три раза. Парень исчез, будто его и не было. Компания изумилась, но ничего не сказала.
Краски исчезли. Сама же девушка накинула на плечи свой шлейф и поманила их за собой. Они шли и шли за ней, за их спинами жизнь оставалась. Город жил. Повсюду смеялись дети, разговаривали взрослые, гуляли парочки. Кто-то ехал отдыхать на маленький садоводный участок. Кто-то приезжал из отпуска. Город жил, наслаждался жизнью, пока ему позволили сделать это. Яркая компания шла за Весной, изумленно разглядывая все вокруг. Они никогда еще не видели город настолько живым. Все пестрило красками, вокруг летали птицы, небо над головами стало ярким и нежно-голубым. Все радовало глаз. Весна шла все дальше и дальше, доходя до конца улицы. Потом она свернула на другую улицу, разукрашивая и ее.
Так они и ходили целый день. В один момент, когда оставалось совсем немного улиц, они разделились, и каждый раскрасил свой участок города.
Уже стемнело. В домах зажглись лампочки. Дети убежали с улиц в свои уютные и комфортные квартиры. На улицы вышла молодежь. Они шли с гитарами, пели песни групп «Кино», «Аквариум», «Машина времени». Кто-то пел песни собственного сочинения. В парках гуляли пары молодых людей. Вечерняя и ночная жизнь кипела. Весна, увидев плоды своего труда, улыбнулась и пошла на окраину города. Туда, откуда она утром пришла. Ее друзья шли за ней по пятам, гадая, что же она сейчас устроит. А она просто вышла за границы города.
Компания тоже хотела выйти за ней, но что-то их не отпускало. Будто сам город хотел, чтобы они остались с ним. Он не хотел, чтобы они уходили. Они закричали. Весна обернулась, и улыбка сползла с ее лица. Она ничего не могла сделать. Она уже вышла за пределы города, и войти обратно она не может. Безнадежность появилась на лицах ее друзей. Они поняли, что ничего им не светит, и они должны остаться в городе. Хотя, может быть, им удастся поддерживать в городе ту жизнь, которую они сделали за весь день. Рыжеволосая помахала рукой Весне. Та в ответ улыбнулась и тоже помахала — на прощание. Но потом она заплакала. Как и всегда, впрочем. Маленькие соленые слезинки катились по ее лицу. Она знала, что это все напрасно.
Пошел дождь. Начали темнеть окна. Где-то раздался звук разбитого стекла. С улиц исчезли люди, которые еще были здесь мгновение назад. Они обернулись чтобы попросить совета. И тут с них начала стекать краска. Она смешивалась и перемешивалась. Дождь смывал с них все цвета, которые Весна нанесла на них. Появился вновь тот карлик, который исчез по хлопку девушки.
И тут раздался звон тысяч стекол, выпадающих из окон. Ветер разгулялся не на шутку. Где-то кричали. Просили о помощи. Просили оставить все как есть. Весна стояла перед стелой и плакала. Беззвучно слезы лились по ее щекам, смывая всю пыль, что скопилась за день.
Серость снова стала собой. Она разбрелась по своим углам, сливаясь с городом. Город умирал в очередной раз. Он плакал вместе с ней, сожалея о том, что не может оставаться живым более.
Она на прощание прошептала лишь два слова:
- Я вернусь.
Ей было позволено возвращаться в этот город каждые тридцать лет. Чтобы он чувствовал, что не одинок и иногда может себе позволить быть живым, хотя бы один день.
На самом деле девушку звали Жизнь.
Рыжеволосую звали Беспокойство.
Блондина звали Меланхолией.
Шатена называли Страхом.
Маленького звали Подлостью.
Человека с вытянутым лицом и в костюме звали Смерть.

+1

3

не ищи вдохновения - само придет. (с)
сказали, что написано тонко и лаконично. захватывающе. но это только начало, вы же понимаете.

Фанфик без названия.

- Что тебе нужно? - крикнул Паша в коридор. Оттуда послышался вздох.
- Просто отдайте мне прибор для перемещения! - выкрикнул в ответ Костенко. Он не волновался. У него был автомат, а оружие, как известно, делает всех сговорчивее. - У вас есть одна минута.
В углу Гоша, лежащий на коленях Ани жалобно заскулил, что нужно отдать прибор, и тогда он всех отпустит.
- И тогда ты нас отпустишь? - спросил КГБшника Павел. Тот в ответ ухмыльнулся, саркастически прошептал про себя слово «Разумеется», а потом повторил его громко, чтобы все слышали.
- Он нас не отпустит, - почти срываясь на крик произнесла Настя. Гоша почти отключился, но Аня начала неистово хлопать его по щекам и телу. Петрищев очнулся, широко раскрывая глаза. И тут он увидел ее. Указательный палец стал тыкать в ее сторону. Но она, хитро улыбаясь, приложила свой указательный палец к губам. Однако было поздно. Ее заметили все. И все недоуменно разглядывали ее.
- Петрищев, ну умеешь ты кайфак ломать, - девушка недовольно надулась. Но потом улыбнулась. Павел, к которому она стояла спиной, внимательно осмотрел ее. Длинные темно-рыжие волосы, бледная кожа на руках, темно-синяя толстовка, джинсы и кеды из джинсовой ткани. Она выглядела обычно. Хотя остальные понимали, что это не так. Ее глаза горели золотом. В буквальном смысле горели.
Она подошла ближе к Гоше. Он заскреб ногами, словно хотел оказаться подальше от девушки. Ее руки постепенно загорались.
- Это будет не больно, - прошептала она и приложила руки к ране на боку парня. Он тихо взвыл, но тут же успокоился. Глаза перестали быть большими, а боль утихла, если не сказать исчезла совсем. Кожу немного кололо в месте, где была сделана дыра пулей, но и это было очень даже терпимо.
- Я же говорю, - ее далеко не мелодичный голос успокаивал. Гоша скромно улыбнулся. Она резко развернулась к Павлу.
- Минута вышла, - раздалось из коридора. Она указала на прибор, затем на Лешу, после этого на револьвер, который Вершинин держал в своей руке. Паша сначала удивился, когда увидел золотые глаза, но затем, словно давно зная ее и доверяя ей, он отдал оружие Лехе. Тот взял машину для перемещения и вышел в коридор.
- Все должно идти по плану. Все должно идти по плану, - шептала девушка. Казалось, словно она тихонько сходит с ума. Сама она стояла по середине комнаты. Ее шепот продирал до косточек. Она резко вскинула голову вверх, а в коридоре раздалось два выстрела. Паша тут же выбежал в коридор вместе с Настей, которая рвалась к своему парню.
- Все идет по плану. Все идет по плану.
- Что идет по плану? - спокойно спросила Аня. Они с Гошей недоуменно смотрели на нее. Девушка повернула голову к ним.
- Я не помню своего настоящего имени. Я должна вспомнить свое настоящее имя.
Они оба смотрели на нее со смесью страха и удивления. Девушка сходила с ума, это точно. Их уже не пугали горящие глаза или горящие руки. Их пугало ее поведение.

+1

4

немного магии в этот бренный мир.
http://sf.uploads.ru/t/0kclE.jpg http://sf.uploads.ru/t/aR3gP.jpg
Retroflex Encoded – ULETAJ

+3

5

москва; написал(а):

немного магии в этот бренный мир.

пришли мне такой по почте хд
клааассный

0

6

MIDWAY написал(а):

пришли мне такой по почте хд
клааассный

ууууууууууу
многого хочешь.
я покумекаю на досуге. его сначала доделать надо :з

0

7

магия. закончена.
http://sf.uploads.ru/t/T53bZ.jpg
Enjoykin – Crazy Midnight Display

+1

8

радости полные штанишки :З
теперь я настоящий и подтвержденный хувиан. а еще у меня кошелек с Джейком, о боги Греции.

https://pp.vk.me/c622128/v622128583/17301/4pkQ6vzkRxk.jpg
Murray Gold - Amy Pond

+1

9

немного почтовой радости.
собстна, подарок, который был сделан еще летом, но отправлен был на днях. буквально, меньше недели назад, наверное. да. нет. в субботу, кароч, я отправила это письмо. и вот сегодня фенечка уже у обладательницы :З люблю делать подарки. сама радуюсь как ребенок, когда они приходят.

http://se.uploads.ru/fMtk4.png
http://se.uploads.ru/t/ZwFCz.jpg http://se.uploads.ru/t/iCU8y.jpg

+1

10

немного термоядерного в глаза вам, котята.
http://se.uploads.ru/t/YSMV7.jpg http://se.uploads.ru/t/yqG7N.jpg

+1

11

новое начинание.
да, я не закончила сюжет с Чернобылем. но тут я взяла в руки томик Хеталии. и, как грится, тут Остапа понесло.

- Сестра. Я всегда буду с тобой.
- Спасибо, братик.

Украина стояла в поле. Оно раскинулось далеко за горизонт. Колосья пшеницы покачивались от легкого ветра. Солнце запуталось в тонких стебельках, отбрасывая блики на землю. Ольга смотрела на темнеющее небо, заполненное розовыми облаками. Полы юбки колыхались на ветру. Венок из разноцветных цветов немного съехал с темечка.
- Украина! - крикнул кто-то сзади. Девушка оглянулась. Она увидела Альфреда, который радостно бежал к ней, махая правой рукой. За ним плелись Артур, Франциск и Феликс. Хотя даже не так. Феликс шел бодро, почти бежал за Америкой. Англия и Франция медленно шагали. Их лица выражали недовольство. Но они словно ничего не могли сделать, они вынужденно шли следом за главным идеологом мира. Украина улыбнулась. Они были с Америкой с отношениях. Альфред помогал ей встать с колен и отдалиться от вредного Брагинского. Вечно он рядом, мешается под ногами. Украина должна стать личностью, страной, которую все будут уважать. И в этом ей поможет Джонс вместе с его сторонниками.
- Все хорошо? - радостно спросил Америка. Девушка широко улыбнулась и кивнула. Теперь, когда он рядом, все отлично. Она доверяет ему.
- Сестра!.. - раздался крик с другой стороны поля. Все посмотрели туда, откуда раздался крик. Там стоял Иван в своем неизменном молочном пальто и длинным шарфом. Настроение Украины резко испортилось. Руки, лежащие на груди Альфреда, сжали ткань футболки страны. Взгляд похолодел, а улыбка слетела с губ ее.
- Не брат ты мне, москаль! - резко выкрикнула она в ответ и прижалась к Америке. Россия растерянно смотрел на нее. В глазах встали слезы, а воздух стал словно гуще. Рядом кто-то взял его руку в свою. Это была Беларусь. Она с комом в горле смотрела на всех, кто стоял там, рядом с Америкой. Но какой-то шум привлек ее внимание. Она обернулась и увидела их.
- Россия, нам пора идти, - прошептала она. Брагинский кинул последний взгляд на Украину и пошел вслед за Беларусью. Его голова опустилась, а из левого глаза скатилась одинокая слеза. Он не обращал внимания на посторонние звуки. Беларусь почти бежала прочь с поля. Иван не видел ничего, все расплывалось из-за слез.
Страны ушли далеко в лес, все, кто был с Украиной, остались позади.
Россия упал на траву. Он слишком опустошен. Внутри него пустота. Ноги не держали, а руки обвисли вдоль тела. Глаза сами закрылись. Хотелось выпить. Но поблизости не было ничего похожего на бутылку водки. Рядом улеглась, вероятно, Беларусь. Она взяла Ивана за руку и тихо проговорила:
- Все будет хорошо, братик. Все будет хорошо.

и это еще не конец.

0

12

Кажется, пришло время дневника.
Для тех, кому охота читать что-нибудь, то добро пожаловать сюда. Мне будет приятно :з

http://se.uploads.ru/t/NQnFs.jpg

+1

13

Райвис Галанте.
Можно просто Латвия.
Эта лапуля спит вместе со мной и забирает плохие сны. Мне снится исключительно упоротость или же гениальные вещи :з

http://se.uploads.ru/t/NK82J.jpghttp://se.uploads.ru/t/kBjpo.jpg http://se.uploads.ru/t/tL2yP.jpg

0


Вы здесь » БONAP ART » ЗАПИСИ В ДНЕВНИКЕ » новое время.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно